Фаина Раневская

София Парнок посвящение Фаине Раневской

София Парнок. Стих, посвященный Фаине Раневской…

Я тебе прощаю все грехи,
Не прощаю только этих двух:
Про себя читаешь ты стихи,
А целуешь вслух.

Веселись, греши и хорошей,
Только помни мой родительский наказ

Поцелуй, мой друг, не для ушей,
Музыка, мой ангел, не для глаз.

 

Фаина Раневская и София Парнок – дружба сквозь время

София Яковлевна Парнок – как много в сердце от имени Вашего вздрагивает…  Время искажает воспоминания, а о Софии Яковлевне Парнок воспоминаний осталось не так много. Было такое время, когда писать о своей жизни, о чувствах люди не могли, а Софии Парнок, я думаю, это в принципе не было  свойственно.Она жила душой, действовала, опираясь на душу, а не разум.

Недавно я пролистывала воспоминания любимой мною актрисы Фаины Георгиевны Раневской, которая была дружна с Софией Парнок и жизнью которой всегда живо интересовалась (согласно письму Фаины Раневской Софии Поляковой).

Фото Софии Парнок и Фаины Раневской (~20 годы двадцатого века)

Слева Фаина Раневская, справа София Парнок.

Одно из воспоминаний Фаины Георгиевны Раневской касалось стихотворения Марины Цветаевой, которое посвящено Софии Парнок.



Есть имена, как душные цветы,
И взгляды есть, как пляшущее пламя...
Есть темные извилистые рты
С глубокими и влажными углами.

Есть женщины. — Их волосы, как шлем,
Их веер пахнет гибельно и тонко.
Им тридцать лет. — Зачем тебе, зачем
Моя душа спартанского ребенка?

Вознесение, 1915

 

Однажды ночью внезапно оно Фаине Раневской вспомнилось. Упоминаний о Софии Парнок в воспоминаниях Ф. Раневской не найти, найти можно лишь немногие воспоминания и мысли о Марине Цветаевой.

Но вот вспоминая это стихотворение Марины Цветаевой, я в первую очередь вспоминаю ту, кому оно посвящено, Софию Парнок.

Неужели и в воспоминаниях Фаины Раневской так завуалированы мысли о Софии Парнок (которая, как и Фаина Раневская, была родом из Таганрога)?

Если бы я могла встретится с Софией Парнок, я бы сказала ей, что меня восхищают люди, которые могут себе позволить жить той жизнью, которую считают единственно правильной, не опираясь на мнение кого бы то ни было.

Это же и касаемо поэзии. София Парнок как и другие поэты находила в себе силы писать в стол, зная, что широкие слои населения не увидят ее стихов. Как сказал ее названный брат Владислав Ходасевич в некрологе Софии Парнок, «Ею было издано несколько книг стихов, неизвестных широкой публике, - тем хуже для публики…».

Я, спустя более 70 лет со дня смерти Софии Парнок, присоединяюсь к словам Владислава Ходасевича и пожимаю его руку. Искренне.

 

 

© Адель Линская

2010-06-21